Производство чугуна, часть которого в этот период па Урале была основана на принудительном труде, с отменой крепостного права пришло в упадок из-за отлива рабочей силы: значительная часть рабочих покинула заводы и не вернулась вовсе, другие возвратились лишь

два-три года спустя. Выплавка чугуна, доходившая в

1860 г. до 20,5 млн. пудов, в 1862 г. снизилась на 25%. Вновь достигнуть уровня 1860 г. удалось лишь в конце десятилетия.

Несравненно быстрее развивалось шерстяное производство — уже в 1864 г. оно превзошло дореформенный уровень. Это объясняется тем, что ко времени крестьянской реформы многие дворянские суконные мануфактуры с крепостным трудом были вытеснены быстро развивавшимися капиталистическими фабриками и реформа лишь довершила падение помещичьих мануфактур и облегчила расширение производства на предприятиях капиталистического типа.

На хлопчатобумажную промышленность, базировавшуюся на вольнонаёмном труде и раньше, реформа не оказала существенного влияния, и рост её в 1861 г. продолжался. Но с 1862 г. под влиянием мирового хлопкового кризиса объём хлопчатобумажного производства резко сокращается, и лишь в 1866 г. промышленность превышает уровень, достигнутый пять лет назад. Однако в ценностном выражении вследствие сильного повышения цен на продукцию хлопчатобумажная промышленность превысила этот уровень ещё на два года раньше.

Начиная с 1864 г. наблюдается расширение производства по всем отраслям, кроме шёлковой, в которой рост производства наступил значительно позднее — с 1868 г. Эта отрасль переживает длительный кризис, вызванный конкуренцией кустарного производства, сильно развывшегося после реформы.

Особенно быстрыми темпами растёт промышленность после 1867 г.