Мы присутствуем как бы при полном расстройстве нашего экономического положения».

Несколько позднее биржевая газета «Новости» подчёркивала продолжительность кризиса:

«при настоящих экономических условиях и застое промышленности и торговли следует ожидать значительного числа банкротств. После краха Скопинского банка и нескольких банкирских контор, действительно, почти не проходит дня, чтобы мы не получали известий о крахе той или другой торговой фирмы».

Повышение производства имело место лишь в добыче угля и нефти. Нефтяная промышленность вновь увеличила, несмотря на кризис сбыта, свою продукцию на 20%. Но и эта отрасль находилась в тяжёлом положении. В «Горном журнале» за 1883 г. читаем: «Наше нефтяное дело переживает тяжёлый кризис. Цены падают ниже нормальной стоимости продукта. Только одна Бакинская область даёт больше материала, чем требуется русским рынкам. Ни в одном государстве мира цена не падала так низко, как в Баку в текущем году».

По другим отраслям падение продажных цен начинается частью в 1882 г., частью в 1883 г. Это можно видеть из следующей таблицы, дающей динамику цен на наиболее важные промышленные товары за десятилетие 1879— 1888 гг.:

Наибольшее падение цен наблюдалось на продукцию текстильной и сахарной промышленности. Так, цена на миткаль снизилась в 1886 г. в сравнении с 1879 г. на 39%, цена сахара в том же году упала против 1882 г. вдвое.

Позднее сокращение производства ряда отраслей неизбежно должно было повлечь за собой большее падение цен, чем это имело место, если бы российские промышленники приостановили расширение производства при первых симптомах торгового кризиса.