Даже при снижении цен в 2,5 раза нефтяная промышленность продолжала давать прибыль, превышавшую доход от процентных бумаг. При такой высокой прибыльности в первые годы кризиса вполне понятно, что нефтепромышленники могли, не опасаясь убытков, продолжать увеличивать добычу, несмотря на резкое рыночных цен.

Кроме того, нефтепромышленные фирмы, связанные с иностранным капиталом, получали финансовую помощь из-за границы. Поэтому неудивительно, что число нефтяных фирм в Баку за время кризиса не только не сократилось, но даже возросло.

Падение цен заставило нефтепромышленников искать выхода в трёх направлениях — в усилении хищнических методов разработки, приводивших к повышению числа бездействовавших скважин, в сокращении расходов на бурение новых скважин и в увеличении экспорта нефтепродуктов за границу, что можно видеть из приводимых данных:

Стремясь к сокращению издержек, нефтепромышленники оставляли старые скважины недоиспользованными и сокращали число рабочих за счёт свёртывания буровых работ. Экстенсивный способ разработки привёл к тому, что среднее количество нефти, получавшейся с одной скважины, из года в год снижалось: в 1899 г. одна работавшая скважина давала в среднем около 600 тыс. пудов, в 1900 г. — 548 тыс., в 1901 г. — 509 тыс., в 1902г.— 470 тыс. и в 1903 г. — 425 тыс. пудов нефти.

Расширение экспорта нефтепродуктов наталкивалось на сужение западноевропейского рынка в связи с начавшимся там кризисом. Поэтому, несмотря на резкое падение цен в Баку в 1901—1902 гг., увеличение вывоза за границу в 1901 г. было невелико, а в 1902 г. даже немного снизилось. Лишь наступившее в 1903 г. на Западе оживление позволило значительно расширить экспорт нефтепродуктов.