В. И. Ленин подчёркивал положительное значение реформы для развития русской промышленности: «Поскольку крестьянин вырывался из-под власти крепостника, постольку он становился под власть денег, попадал в условия товарного производства, оказывался в зависимости от нарождавшегося капитала. И после 61-го года развитие капитализма в России пошло с такой быстротой, что в несколько десятилетий совершались превращения, занявшие в некоторых старых странах Европы целые века»1.

Интересную картину представляют данные о перевооружении горной промышленности.

Ассигнования государства на капитальные сооружения и приобретение машин для казённых горных заводов возросли с 2 131 тыс. руб. в 1848—1862 гг. до 4 288,6 тыс. руб. в 1862—1866 гг.2 Следовательно, за 5 лет в период ассигнований из бюджета на капиталовложения в горную промышленность было в 2 с лишним раза больше, чем за предшествующие 15 лет. Крупные суммы были выделены на возведение доменных печей с доменным двором и со всеми вспомогательными устройствами, на переустройство литейного производства и т. д.

Подъём промышленности, захвативший почти все отрасли, уже в 1864 г. впервые оказался достаточно интенсивным для того, чтобы привести в дальнейшем к кризису перепроизводства без какого бы то ни было воздействия внешних факторов, а только в силу присущего капитализму свойства — периодически нарушать ход развития производства из-за накапливающихся диспропорций между размерами производства и отстающего от его роста платёжеспособного спроса, что обусловлено основным противоречием капитализма. Наступивший в 1873 г. кризис можно поэтому считать первым в России кризисом, который явился всецело следствием циклического развития промышленности.