Полотняная и шёлковая отрасли промышленности после 1888 г. также в течение ряда лет переживают упадок.

Таким образом, можно констатировать, что вся текстильная промышленность после короткого оживления в 1888 г. вступает затем в полосу упадка, вызванного теми или другими причинами. Некоторое исключение представляет лишь ситценабивное производство, где снижение объёма продукции наблюдалось лишь в течение одного 1889 г.

Кроме текстильной промышленности можно наблюдать застой в рассматриваемый период также и в кожевенной промышленности, где он возник значительно ранее — ещё с начала 80-х годов.

Прочие отрасли лёгкой промышленности успешно развивались в течение всего периода — с 1887 г. и до конца 90-х годов. Никаких признаков кризиса или застоя в этих отраслях не наблюдается. В частности, по сахарной промышленности увеличение производства идёт неровно, в зависимости от урожаев свёклы; из 6 лет 4 года показывают повышение и 2 года — снижение производства; общий прирост за период с 1888 по 1892 г. составляет около 25%. Писчебумажное производство даёт за 5 лет прирост на 18%, химическая промышленность — на 47, резиновая — на 87%.

В целом стоимость продукции лёгкой промышленности после роста на 12% в 1888—1889 гг. снижается в 1890   г. на 3,2%, главным образом за счёт удешевления хлопчатобумажных товаров, но уже с 1891 г. рост общей стоимости продукции возобновляется. Говорить об общем, кризисе перепроизводства во всей промышленности, как это делает академик Струмилин или, например, профессор Мендельсон в своей книге «Экономические кризисы и циклы XIX века», нет достаточных оснований.