Эти примеры говорят о том, что кризис затронул отдельные предприятия гораздо сильнее, чем отрасль в целом, продукция которой сократилась лишь на 16%. Объясняется это прежде всего тем, что за время подъёма появилась масса новых, технически более усовершенствованных предприятий, вступивших в строй уже после начала кризиса; захватив часть рынка, новые предприятия заставляли старые потесниться.

Недоиспользование возросших производственных мощностей промышленности было, несомненно, значительно большим, чем об этом можно судить по цифрам падения продукции.

В гораздо меньшей степени, чем другие отрасли первого подразделения, кризис затронул угольную промышленность. Каменноугольная промышленность испытала в течение 1902 г. крайне незначительное снижение уровня добычи, а с 1903 г. вновь возобновила быстрый темп развития, несмотря на то, что в 1903 г. цена на уголь в Москве была на 15% ниже, чем в 1897— 1899 гг., а цена антрацита на Юге—на 35% ниже в сравнении с 1900 г.

Больше других пострадали от кризиса предприятия Донецкого бассейна, тесно связанные с металлургией. Урал и Домбровский бассейн, поставлявшие уголь главным образом для топлива, а не для металлургии, во время кризиса вовсе не снизили добычи; всё снижение, и то кратковременное, пришлось на долю шахт Юга. Цена угля на месте добычи, в Донбассе, составлявшая в 1900 г. в среднем 9—10 коп. за пуд, в 1902 г. опустилась до 6—7 коп. и оставалась на этом низком уровне до 1905  г.

Прибыльность акционерных предприятий в угольной промышленности согласно статистике, приведённой в «Ежегоднике Министерства финансов», составляла по отношению к основному капиталу: в 1899 г.—9%, в 1900 г.— 8,2, в 1901 г.—10, в 1902 г.—6, в 1903 г.—7%.