Это же обстоятельство углубило депрессию после кризиса 1873 г., которая долго не сменялась оживлением и была прервана лишь новой войной. В условиях войны создавались новые денежные капиталы у военных поставщиков, с одной стороны, и новые доходы у лиц, занятых на производстве различных военных материалов, с другой стороны. Рост военных расходов повлёк за собой значительное расширение денежной массы—на 50%. Предложение товаров при этом не увеличивалось, спрос возрастал. Поэтому к 1879 г. па рынке вновь создалась инфляционная конъюнктура, повлёкшая резкое повышение цен и стимулировавшая значительное расширение производства. Между тем дефляционная политика продолжалась. В течение депрессии 80-х годов Государственный банк сохранял учётную ставку несколько лет на высоком уровне — 6 % и добился сокращения денежного обращения против 1880 г. на 20%, одновременно увеличив свой золотой фонд. Правда, уже в 1883 г. министр финансов Бунге отказывается от прежней задачи восстановления паритета, но лишь в конце 1885 г. Государственный банк решается, наконец, снизить учётную ставку до 5%. Официальная санкция на подготовку денежной реформы, исходя из паритета, сниженного на одну треть, последовала по докладу Бунге лишь в 1887 г.

Подъём в 90-х годах протекал в несколько иной обстановке. Отказавшись от нелепого намерения восстановить прежний паритет рубля и подготовляя восстановление размена на золото по новому, пониженному паритету, финансовое ведомство допустило постепенное увеличение денежной массы в меру растущей потребности оборота в средствах обращения. С восстановлением в 1898 г. размена на золото по новому паритету, уменьшившему содержание золота в рубле на одну треть, денежное обращение страны в дальнейшем неуклонно возрастает.