Таким образом, в отношении тяжёлой промышленности кризис выразился не столько в сокращении, сколько в замедлении темпов её роста; исключение составляет нефтяная промышленность, на росте которой кризис не отразился, хотя и вызвал резкое падение цен в местах добычи.

Иную картину представляет динамика продукции лёгкой промышленности. Это можно видеть из нижеследующих таблицы и графиков:

Анализируя приведённые данные, следует иметь в виду, что размеры производства, кроме сахара и потребления хлопка, указаны в ценностном измерении, а не в натуральном выражении. Поэтому в периоды повышения цен фактический рост объёма производства был ниже, а в период снижения цен — выше, чем это можно вывести из данных таблицы; соответственно и реальное сокращение производства в условиях является меньшим, чем показывают цифры таблицы. В связи с этим исчисленный процент снижения от максимума к минимуму говорит лишь о степени уменьшения ёмкости рынка для той отрасли, но не о действительном сокращении количества выпускаемой продукции. По хлопчатобумажной промышленности косвенным показателем объёма обычно служит количество потребляемого хлопка. Однако в России точного учёта потребления хлопка не велось и в качестве такого измерителя принимались поступления его из-за границы плюс подвоз из Средней Азии и Закавказья, т. е. годовое поступление на склад, а не фактический расход. Поскольку привоз хлопка характеризуется большими отклонениями не только в силу цикличности и неравномерности развития производства, но и в зависимости от колебания цен на мировом рынке и от качества урожая внутри страны, а также от изменения таможенных тарифов, постольку данные в разрезе отдельных лет могут давать иногда неточное отражение действительной динамики потребления.