«Недостаток сбыта, накопление непроданных товаров, трудность и медленность денежных оборотов, высокий дисконт, недостаток капиталов и высокий процент, всеобщее безденежье» — так характеризует Безобразов хозяйственную обстановку в России в 1859—1860  гг. Фабрики сократили своё производство, многие вовсе закрылись. Нижегородская ярмарка этого года прошла вяло.

Внутренний товарооборот снова показывает в 1859 г. признаки резкого ухудшения. Даже такой буржуазный апологет, как Н. Бунге, вынужден был признать, что в конце 1858 г. биржевой кризис становится заметным, и в половине 1859 г. он ни для кого уже не составлял тайны.

В заключение сошлёмся на экономический обзор за

1859 г., данный в «Журнале для акционеров»:

«Обращаясь воспоминаниями к прошедшему году, прежде всего на мысль желание, чтобы впредь никогда не повторялся подобный год самых тяжких испытаний в сфере финансовой, промышленной и торговой, год страданий, помрачивших едва ли не все проявления нашей экономической жизни. Денежный кризис, с его пагубными последствиями, как то: исчезновение монеты, крайнее колебание и ослабление вексельного курса, быстрое падение кредитных ценностей, непомерное вздорожание предметов потребления, стеснение сбыта товаров, прекращение платежей, ликвидация могучих коммерческих фирм — всё это прервало всякого рода хозяйственные соображения и расчёты, жестоко потрясло доверие и парализовало все обороты.

Особенностью биржевого кризиса в России в 1859—1860 гг. было то, что он не предшествовал промышленному кризису, как это обычно наблюдается в странах развитого капитализма, а наступил на год-полтора позднее.