В первом номере ленинской «Искры» (декабрь 1900 г.) сообщается о крайне тяжёлом положении рабочих, вызванном промышленным кризисом. Так, на прядильной фабрике товарищества Иваново-Вознесенской мануфактуры, на которой было занято около 5 тыс. рабочих, с 9 октября почти каждую смену бездействовала половина ватерных машин, а рабочим платили только за половину простоя.

«Вот уже почти два года, как тянется торгово-промышленный кризис. И он, по-видимому, все разрастается, захватывая новые отрасли промышленности, распространяется на новые районы, обостряется новыми банковыми крахами». И далее:

«В России вообще действие кризиса неизмеримо сильнее, чем в какой-нибудь другой стране. К застою в промышленности присоединяется у нас голодовка крестьян. Безработных рабочих высылают из городов в деревни, но куда будут высылать безработных крестьян?»

Все эти материалы свидетельствуют о тяжёлых последствиях кризиса, о значительных размерах безработицы. Никакой помощи безработные не получали. Частичная занятость едва ли обеспечивала полуголодное существование, маскируя в то же время глубину бедствия, постигшего рабочий класс в результате кризиса. Как уже отмечалось, данные об изменениях численности

занятых рабочих в фабрично-заводской промышленности не вскрывают в полной мере всей картины состояния рынка труда и положения рабочих.

За 1900—1903 гг. по фабрично-заводской и горнозаводской промышленности, подчинённой фабричной инспекции, рост безработицы характеризуют следующие официальные данные: в 1900 г. закрылось 550 предприятий с 20,1 тыс. рабочих; в 1901 г.— уже 1 016 предприятий с 35 тыс. рабочих; в 1902 г.— 840 предприятий с 34 тыс. рабочих и в 1903 г.— 682 предприятия с 23,3 тыс. рабочих. Таким образом, только из числа предприятий, подчинённых фабричной инспекции, было закрыто 3 088 фабрик и заводов и лишено работы 112,4 тыс. человек.