Несколько дней спустя та же газета констатировала, что Московская контора Государственного банка совершенно неожиданно, не предупредив никого, прекратила учёт векселей и переучёт их от частных банков.

О такой же биржевой панике газеты сообщали из Риги, Одессы, Петербурга, Пензы и других городов. В газете

«Голос»  Пензы сообщают: «Многие из тамошних купцов в последнее время объявили себя несостоятельными».

Газета «Новости», подводя итоги деятельности Нижегородской ярмарки 1872 г., писала: «Нижегородская ярмарка "кончилась. Увы, результаты её в этом году так печальны, как никогда. Торговли почти не было, привезённые товары остались на руках и если не пролежат до будущей ярмарки, то будут проданы с убытком. Кроме того, указывают на множество банкротств, побегов и протесты векселей»2. Об Одесской ярмарке читаем: «Завтра последний день нашей одесской ярмарки, продолжавшейся до 1.Х в течение 2 недель. В нынешнем году она дошла, кажется, до последних пределов ничтожества»3. Там же сообщается: «Наши железные дороги в нынешнем году переживают решительный кризис, сказавшийся в повальном понижении доходности этих предприятий. В самом деле, сборы ж. д. падают с каждым месяцем и представляют уже весьма крупные недоборы сравнительно с прошлым годом».

«Истекший 1872 г.,— писали «Санкт-Петербургские ведомости», подводя годовые итоги,— не может быть причислен к благоприятному в экономическом отношении. Затруднения чувствовались и в торговле, и в денежном обращении». В обзоре газеты «Новости» читаем: «Старый биржевой год завещал новому «тяжёлую ликвидацию и недостаток денег». Сделки на бирже 2 января были из рук вон вялы.