Это дало основание академику С. Г. Струмилину высказать предположение о том, что мировой кризис 1866 и 1867 гг. коснулся и России. Между тем в прессе тех лет — ни в данных о ярмарочных оборотах, ни в сведениях о динамике промышленной продукции в целом или об изменении числа рабочих в фабрично-заводской промышленности — нельзя усмотреть никаких признаков промышленного кризиса в 1867—1868 гг.

С конца 60-х годов в России начался период усиленного грюндерства, и в стране вторично после 50-х годов можно было наблюдать учредительскую горячку, охватившую широкие круги крупных и мелких капиталистов. Учреждались промышленные и торговые компании, банки, железнодорожные и пароходные общества. Быстро росло число акционерных обществ. Если за пятилетие с 1861 по 1865 г. было основано всего 44 общества с капиталом около 99 млн. руб., то за пятилетие с 1869 по 1873 г. возникла 281 акционерная компания с капиталом в 697 млн. руб.1 В первые годы подъёма в центре учредительской деятельности стояло железнодорожное строительство; в последние годы перед кризисом основная учредительская деятельность перекинулась на кредитные учреждения и на промышленные предприятия.

Протяжённость железнодорожной сети составляла (к концу года): в 1865 г.—3 842 км, в 1871 г.—13 641 км, в 1875 г.—19 029 км, в 1890 г.—30 596 км. В это время были построены линии Москва — Курск, Москва — Нижний Новгород, Москва — Козлов — Воронеж, Рига — Орёл — Царицын и ряд других; был соединён с центром Донецкий угольный бассейн. Быстро росли железнодорожные перевозки: с 439 млн. пудов в 1868 г. они поднялись до 1 117 млн. пудов в 1873 г., т. е. увеличились в 2,5 раза.