Кризис оказал известное влияние и на импорт.

За пятилетие 1898—1903 гг. ввоз увеличился лишь на 10,7%, значительно снизившись в наиболее тяжёлые для промышленности кризисные годы — 1901 и 1902. Всё это сокращение падает на ввоз машин, чёрных металлов, угля и стройматериалов. Ввоз хлопка оставался стабильным, несмотря на двукратное резкое повышение его цены на мировом рынке: в 1900 и 1903 гг. В отношении ввоза готовых текстильных изделий кризис сказался лишь замедлением роста, поскольку их потребителями были в основном состоятельные слои населения. В то же время ввоз пряжи испытал существенное влияние кризиса: ввоз пряжи снизился на одну треть — шерстяной в 1899 и 1900 гг., а хлопчатобумажной — в 1900—1902 гг. Здесь сказалось не только сокращение спроса внутри страны, но и повышение цен на заграничном рынке: на шерсть в 1899 г. и на хлопок в 1900 г. В дальнейшем снижение цены шерсти в Лондоне повлекло за собой большое увеличение ввоза её в Россию: в 1901 г. импорт шерсти возрос в сравнении с предшествующим годом примерно на 60%, однако не достиг уровня 1898 г.

Кризис резко ухудшил и без того тяжёлое положение рабочего класса.

Отсутствие централизованной статистики труда и фальсификация имеющихся разрозненных статистических данных не дают возможности выявить действительные изменения в положении рабочего класса в период кризиса.

Но данные по отдельным отраслям и сообщения периодической печати позволяют выявить не только степень эксплуатации трудящихся, но и способы, какими пользовалась буржуазия для перенесения всей тяжести кризиса на рабочий класс и беднейшее крестьянство.

Как ни маскируют общие статистические данные абсолютное и относительное обнищание рабочего класса, можно

всё же вскрыть те невыносимые условия, в которых находились трудящиеся массы в период кризиса.