Потерю рынка в результате технической отсталости не следует отождествлять с кризисом перепроизводства, который означает перенасыщение рынка данным товаром, а не вытеснение местных товаров импортными или продукцией других отраслей.

Сохранение крепостных отношений и отсталость техники привели к падению суконного производства в 1847    г. против 1845 г. на 16,3%, несмотря на поддержку, получаемую суконными фабрикантами от казны; льняное же производство под давлением двойной конкуренции упало на 54,5%, и большое число льноткацких предприятий перешло на выработку хлопчатобумажных тканей.

О сокращении в 1847 г. выпуска продукции вследствие перепроизводства можно говорить главным образом в отношении хлопчатобумажной промышленности. Общие размеры прядильного производства в стране могут быть, хотя и неточно (в смысле распределения по годам), выяснены по размерам ввоза хлопка и пряжи за 1845—1850 гг.:

Из этой таблицы видимо, что в связи с высокими цепами на хлопок (а следовательно, и на пряжу) в предкризисные годы расширение хлопчатобумажного производства в России уже в 1846 г. натолкнулось на недостаточную ёмкость рынка; о том же говорит и сокращение ввоза тканей в 1847 г. Напротив, падение цен за границей в 1848 и 1849 гг. повлекло за собой значительное увеличение ввоза сырья и позволило расширить производство внутри страны при пониженных ценах.

Сопоставляя приведённые данные, приходим к выводу, что в хлопчатобумажной промышленности России кризис начался уже в 1847 г. Однако из-за падения цен на сырьё, позволившего промышленности России снова безубыточно расширить объём производства, снизив продажные цены, перепроизводство было временно устранено.