Остановимся более подробно на том, как протекал кризис и сменившая его депрессия в промежутке 1873— 1877 гг.

Наиболее характерным показателем кризиса являются изменения в объёме производства, но, как правило, кризис сначала проявляется в сфере обращения и кредита, а уже затем в сфере производства. При этом кризисы «.сначала обнаруживаются и разражаются не в розничной торговле, которая имеет дело с непосредственным потреблением, а в сферах оптовой торговли и банков, которые предоставляют в ее распоряжение денежный капитал общества»

Кризис в области торговли, начавшийся в 1872 г., получил широкое развитие в 1873 г.

Уже в феврале 1873 г. газета «Биржа» отмечала: «Возгласы об общем торговом кризисе слышатся из уст если не всех, то очень многих». Через месяц в газете «Новости» появилось следующее сообщение: «Сведения о многочисленных банкротствах имеются: из Москвы, из Казани и Новочеркасска. В каждом из этих городов несостоятельности имеют эпидемический характер»2. То же позднее читаем в «Бирже»: «Из всех русских торговых центров продолжают приходить известия о несостоятельностях, сделавшихся в нынешнем году каким-то хроническим недугом» 3. В течение первой половины 1873 г. Петербургским коммерческим судом было объявлено несостоятельными 33 лица с общей суммой задолженности в 2,5 млн. руб.

В последующие годы банкротства всё возрастают. В отчёте московского отделения Совета торговли и мануфактур за 1876 г. указывалось: «В настоящее время можно сказать без преувеличения, что нет ни одной фирмы в Москве, которая бы не понесла более или менее значительных убытков и не была бы вынуждена к более или менее значительному сокращению своих оборотов»1. Там же приводятся сведения о росте банкротств по данным Московского коммерческого суда.