Изменения покупательной способности деревни, вызываемые обнищанием и деградацией крестьянства, отражались на производстве целого ряда отраслей промышленности. Однако эти изменения спроса со стороны деревни, которая находилась под двойным гнётом — капиталистической и полукрепостнической эксплуатации, служившей причиной крайней узости внутреннего рынка, не могли иметь решающего значения для всей промышленности.

Большая часть непродовольственных потребностей деревни, особенно в начале пореформенного периода, удовлетворялась ею самою, и во всяком случае в первое десятилетие после освобождения крестьян потребление ими продукции фабрично-заводской промышленности не могло быть значительным.

Спрос на предметы потребления в значительной степени создавался населением, получавшим доходы от работы в промышленности, торговле, на транспорте, а также частично расходами бюджета.

Равным образом не могла оказать сколько-нибудь заметное влияние на промышленный цикл и внешняя торговля. Экспорт России в 70-х годах на 90—95% носил сельскохозяйственный характер и, следовательно, непосредственно промышленность не затрагивал.

Что касается импорта, то конкуренция иностранной промышленности, несомненно, тормозила рост российской фабрично-заводской промышленности в то десятилетие, когда правительство придерживалось «либеральной» таможенной политики — с 1868 по 1877 г. Особенно это сказывалось на менее развитой тогда отрасли промышленности — чёрной металлургии. Этот период охватывает одинаково и 4—5 лет подъёма и 5 лет упадка. Из этого следует, что не конкуренция явилась причиной кризиса 1873 г., в равной мере как и усиление протекционизма в конце 70-х годов не могло предотвратить наступление кризиса в 1882 г.