Важно также отметить, что 1847 год был годом хорошего урожая и максимального по ценности хлебоэкспорта за весь дореформенный период, в 5 раз превысившего средний вывоз хлеба за 1841—1845 гг.

Этот скачок хлебоэкспорта в 1847 г. и отчасти в 1846 г. явился следствием постигшего Европу в 1846 г. тяжёлого неурожая. Результатом его был резкий взлёт цены на в Петербурге, поднявшейся с 7 р. 50 к. в августе 1846    г. до  р. 71 к. за четверть в 1847 г. С падением экспорта цены в середине 1848 г. снова упали до 7 руб. за четверть, несмотря на неурожай, постигший Россию.

Нижегородская ярмарка 1848 г. прошла под воздействием двух отрицательных факторов — неурожая и холерной эпидемии, охватившей к началу 1848 г. весь юг России. Эпидемия в условиях почти полного отсутствия системы здравоохранения и нищенского положения трудящихся вызвала значительное расстройство хозяйственной жизни страны. Насколько серьёзна была эпидемия, можно заключить из того, что в 1848 г. число лишь учтённых умерших было на 963 тыс. человек, или на 51%, больше, чем в 1847 г. Только в Московской и Петербургской губерниях, куда холера была занесена в мае — июне 1848 г., число умерших от неё составило 60,2 тыс. человек.

Привоз товаров на Нижегородскую ярмарку в 1848 г. оказался ниже, чем в 1847 г., на 4,3 млн. руб., или на 7,7%, а против максимального уровня 1846 г.— на 9,8%; ещё больше снизилась реализация, упавшая на 10,2% против 1847 и на 13,1% против 1846 г. Привоз ситцев на Нижегородскую ярмарку падает в 1848 г. на 22,3%, а их продажа — на 26,5% в сравнении с 1847 г.