Существенное влияние на промышленность и торговлю в дореформенный период оказывали колебания спроса в зависимости от размеров урожая, определявшего платёжеспособность не только помещиков и крестьян, но и ремесленников и кустарей, поскольку последние обслуживали деревню. Как правило, пониженный сбор хлебов в дореформенной России непосредственно приводил к сокращению промышленного производства, особенно текстильного, дававшего в то время главную массу продукции. Отнюдь не случайно первые кризисы начались в неурожайные 1839 и 1847 гг.

Общего перепроизводства как массового явления, в смысле превышения всего промышленного производства над рамками потребления, в дореформенный период ещё не отмечалось. Лишь в единичных отраслях имели место серьёзные симптомы перепроизводства: например, в хлопчатобумажной промышленности и в чёрной металлургии во время кризиса 1847 г. Несколько заметнее моменты эти вырисовывались в кризисе 1857—1858 гг., представлявшем собой уже переход к следующему периоду.

Второй период охватывает историческую полосу в 40 лет — с 1861 г. до конца столетия — эпоху домонополистического капитализма. Реформа 1861 г., несмотря на всю её ограниченность, половинчатость, несмотря на сохранение ею значительных крепостнических пережитков, освободила молодой русский капитализм от сдерживавших его развитие феодальных пут. Обезземеление крестьян создало для промышленности огромные резервы «свободных» рабочих рук, продававшихся за бесценок. Полученный помещиками выкуп в размере многих сотен миллионов рублей составил солидный добавочный фонд для инвестиций, для грюндерства.