Сопоставляя данные о сборе хлебов за этот период с изменениями общей численности фабрично-заводского пролетариата за те же годы (данные, приведённые в «Русской фабрике»), видим, что зависимость промышленности от урожаев стала много слабее. Так, из 5 неурожайных лет за этот период только в одном году имело место уменьшение численности рабочих, а в 4 случаях число рабочих увеличилось, и наоборот — из 8 лет с хорошим или удовлетворительным урожаем 3 года сопровождались уменьшением занятости. Сопоставляя изменения численности рабочих с урожаями предыдущего года, опять видим, что нет соответствия в целом ряде лет: так, годам подъёма —1872, 1880 и 1881 — предшествовали неурожайные годы; после высоких урожаев 1883 и 1884 гг. наблюдались депрессия и сокращение производства.

Для дальнейших лет мы имеем уже возможность сопоставления урожаев непосредственно со стоимостью промышленной продукции, пользуясь данными сводки Варзара. Сравнение темпов прироста продукции лёгкой промышленности за период с 1887 по 1913 г. включительно даёт следующие результаты: из 10 урожайных лет лишь в течение 5 лет наблюдался прирост промышленной продукции выше среднего, а в течение 5 остальных — слабый прирост; из 8 неурожайных лет 3 года сопровождались приростом выше среднего; наконец, из 7 лет со средним урожаем (не считая 1905 г.) в двух случаях имел место высокий рост продукции, а в двух — снижение объёма производства. Таким образом, даже в лёгкой промышленности в пореформенный период нельзя усмотреть прямой связи между урожаями и динамикой продукции. Для тяжёлой промышленности, естественно, связь ещё более отдалённая.