Однако, пустив в 1840 г. фабрику в 17 500 веретён, выдали дивиденды 6%, с 1841 — 48 по 10%, с 1849 по 1857 по 20%, выплатив притом 450 000 долгу, и, наконец, употребив в 1856—57 около 35 000 на перемену машин, правление сдало новой компании в 1858 г., кроме фабрик, оборотный капитал в 191 200 руб. серебром. Чудовищная эксплуатация рабочих дала возможность Нарвской мануфактуре преодолеть последствия кризиса и в течение 20 лет увеличить в 3 с лишним раза размер дивиденда — с 6 до 20%, погасить долг, равный 40% стоимости основного капитала, и накопить оборотный капитал в сумме 191,2 тыс. руб.

О работе текстильной промышленности можно также судить по колебаниям ввоза сырья и пряжи. Так, хлопчатобумажная промышленность в эти годы после максимального уровня в 1838 г. несколько сокращает своё производство. Прежний интенсивный рост сменяется понижением уровня в течение 1839—1841 гг. Как показывают приведённые выше данные, общее поступление хлопчатобумажной пряжи на внутренний рынок, как собственного производства, так и привозной, в эти годы на 30—40 тыс. пудов ниже, чем в 1837—1838 гг. Для хлопчатобумажной промышленности России 1839 год явился годом частичного кризиса и депрессии. Однако переход от подъёма, закончившегося в 1838 г., к кризису произошёл без существенных потрясений, обычно сопровождающих кризисы. В тогдашней прессе не находим сообщений о крупных банкротствах, о массовом закрытии предприятий или о росте безработицы.

На год раньше кризис наблюдался в шерстяной промышленности. Ввоз шерстяной пряжи достиг максимума в 1836 и 1837 гг., а затем начал снижаться и в течение 4 лет оставался на пониженном уровне. Лишь с 1842 г. происходит быстрый рост количества ввозимой шерстяной пряжи. Ввоз шерсти резко снижается в 1836 г., затем несколько повышается в 1837 г.; в 1838 и 1839 гг. наблюдалось снижение ввоза шерсти, а с 1840 г. ввоз шерсти опять возрос.