Мы можем лишь констатировать вызванный перепроизводством частичный кризис в хлопчатобумажной промышленности и наличие длительного застоя в шерстяной и кожевенной промышленности, не носящего циклический характер. Возможно, что такой же характер носил и застой в полотняной и шёлковой промышленности. Аграрный кризис, угнетавший русский рынок до середины 90-х годов, несомненно, способствовал

застою в тех отраслях, сбыт которых в значительной доле опирался на спрос сельскохозяйственного населения.

Иную картину наблюдаем в тяжёлой промышленности, которая показывает интенсивный рост на протяжении всего периода. Защищённая надёжной таможенной охраной, усилившейся с 1887 г., она успешно развивает производство по всем отраслям.

Исключение составила добыча нефти. Эту отрасль в начале 90-х годов охватил кризис перепроизводства, сопровождавшийся катастрофическим падением цен. Чрезвычайно быстрый темп роста добычи нефти, намного обгонявший темп развития других отраслей в 80-х годах, привёл в 1890 г. к сильному переполнению рынка.

В результате цена на нефть в Москве упала с 47,9 коп. за пуд в 1890 г. до 34,1 коп. в 1892 г. Ещё более стремительным было падение цен на месте добычи — в Баку: среднегодовая цена упала с 7,1 коп. за пуд в 1890 г. до 2,7  коп. в 1891 г. и до 1 коп. в 1892 г., после чего началось некоторое повышение, и только в 1896 г. цена нефти вернулась к уровню 1890 г. Соответственно снизилась и цена керосина в Баку: с 20,7 коп. за пуд в 1890 г. до 7,3 коп. в 1893 г. и до 6,6 коп. в 1894 г. В Москве падение цены керосина было не столь значительно: с 1 р. 8 к. в 1890 г. она снизилась лишь до 89 коп. в 1892 г.1 Тем не менее уменьшения добычи нефти не последовало, она продолжала расти, причём цены стали повышаться.