Хорошим барометром конъюнктуры рынка в России в пореформенный период служили обороты ярмарок, особенно Нижегородской, игравшей во внутреннем товарообороте страны выдающуюся роль.

Обороты Нижегородской ярмарки растут до 1872 г., снижаются в 1873 г., несколько повышаются после хорошего урожая 1874 г. п затем, когда надежды на смягчение кризиса не оправдались, вновь понижаются из года в год, до 1878 г. включительно. За 4 года падение составило 21% (см. табл. на стр. 106).

«Ведомости» в 1873 г. писали, что в Рыбинске наблюдается общая паника, безденежье п банкротства. За несколько месяцев отказались от платежей на сумму 1,4 млн. руб.

9 торговых домов. Также отмечалось, что банкротства и несостоятельности коснулись варшавских и других фирм.

В газете «Биржа» от 9 декабря 1873 г. указывалось:

«Нынешний год заканчивается таким же неблагоприятным настроением фондовой биржи, каким заключился и

1872 г. Но если в прошедшем году было только предвидение неизбежности финансового кризиса, то в конце нынешнего мы находимся под влиянием последствия этого сильного перелома в денежных оборотах».

Газета «Наш век» сообщает: «Торговый кризис сказывается также целым рядом банкротств, не прерывавшихся в течение целого года. Точной статистики этих банкротств, сколько мы знаем, у нас нигде не ведётся; но верно то, что отдел объявлений от конкурсных управлений становится всё обширнее. Миллионные банкротства считаются нипочём, и каждое влечёт за собою целые десятки меньших».

Неизбежным спутником кризиса является значительное падение цен, которым не могут воспользоваться рабочие вследствие роста безработицы и резкого снижения заработной платы. Следует иметь в виду, что не всякое падение цен выражает кризисное состояние промышленности.