Если, кроме того, учесть почти 2 млрд. руб., уплаченных помещикам за землю всеми группами крестьян, то действительная картина «освобождения» станет ещё более наглядной.

Неудивительно, что реформа совершенно не оправдала чаяний крестьянства, вызвала многочисленные протесты и открытые выступления крестьянства, а также возмущение широких демократических слоёв тогдашнего русского общества. Передовая демократическая русская интеллигенция во главе с Н. Г. Чернышевским резко осудила эту грабительскую реформу. В результате реформы крестьяне вышли «на свободу», оказавшись в ещё более нищенском положении: от рабства у помещиков они попали в кабалу к тем же помещикам и их ставленникам.

После реформы у помещиков оказалось больше земли, чем было до раздела. Они во многих случаях сохранили за собой угодья, необходимые крестьянам, что обеспечивало возможность нового закабаления крестьян; наконец, помещики получили выкуп за землю, много превышавший её цену в момент проведения реформы.

Массовые волнения крестьян были протестом против грабительского характера реформы. За 1861—1863 гг. произошло около 2 тыс. волнений, которые были жестоко подавлены царским самодержавием.

Реформа с самого начала предопределила дальнейшее постепенное обнищание деревни и деградацию крестьянского хозяйства.

Развитие экономики России пошло значительно быстрее, чем до реформы. Однако крепостнические пережитки, сохранявшиеся в течение длительного времени, тормозили развитие капитализма. В. И. Ленин писал о России того времени, что ни в одной капиталистической стране не уцелели в таком обилии феодальные пережитки, несовместимые с капитализмом, задерживающие его развитие и безмерно ухудшающие положение рабочих и крестьян.