Оно выразилось, во-первых, в падении цен, составившем на киевском рынке за 5 лет 9% для песка и 7 % для рафинада; во- вторых, в повышении экспорта за границу по бросовым, убыточным ценам, к чему сахарозаводчики в этот период прибегали в широких размерах дважды: в 1900 г., когда вместо обычных 7—8 млн. пудов было вывезено 12,5 млн. пудов, и в 1903 г., когда экспорт составил 15 млн. пудов. Этим сбрасыванием за границу запасов, не реализуемых на внутреннем рынке, сахарная промышленность сумела избежать крупного падения цены на свою продукцию, не снижая уровня производства, что видно из следующих цифр h

Хотя эти цифры не дают точной динамики внутреннего потребления сахара, всё же они не оставляют сомнений в том, что в наиболее тяжёлые кризисные годы (1901 и 1902) рост производства сахара объясняется не столько увеличением ёмкости внутреннего рынка, сколько, по-видимому, работой промышленности на склад.

Из прочих отраслей лёгкой промышленности кризис ощутительно отразился лишь на продукции кожевенной промышленности, снизившей производство на 16,5%. На силикатную, химическую, писчебумажную и деревообделочную промышленность кризис не оказал заметного влияния.

Рассматривая, однако, данные по отдельным предприятиям, мы обнаруживаем сокращение производства и резкое падение прибыльности. Приведём несколько примеров. Бумагопрядильная фабрика акционерного общества «Джемс Бек» в течение кризиса хотя и не снижала производства, между тем прибыль упала более чем в 6 раз — с 223 тыс. в 1899 г. до 33,7 тыс. руб. в 1901 г.2 Не менее характерные показатели даёт динамика объёма и производства и прибыли за годы кризиса на Самсоньевской прядильно-ткацкой фабрике: