Это обращение относится ко времени «по малу лет» после смерти святого (+787) и совершается в процессе военного набега на Сурож — современный Судак в юго-восточной части Крыма. Следующее известие схожего как по структуре, так и по последовательности событий характера имеется в составе «Жития св. Георгия Амастридского». Оно содержит рассказ «о нашествии Руси на Амастриду» в Южном Причерноморье, которое можно датировать 830—840 гг. Можно вполне доверять арабскому географу IX в. Ибн-Хордадбеху, составившему около 846 г. свой труд «Книга путей и государств», в котором он, описывая русских купцов, упоминал, что они «называют себя христианами».

Продолжением начавшегося процесса было и знаменитое крещение русов в Константинополе после неудачного военного набега в 60-е гг. IX в. Известие о нем содержится в окружном послании патриарха Фотия 867 г. Впоследствии эти события конкретизировал император Константин Багрянородный в сочинении о своем деде императоре Василии Македонянине (867—886), написанном в середине X в. Однако внук, желая возвеличить своего предка и его современника патриарха Игнатия (867—877), приписал его царствованию события, происшедшие несколько ранее, из-за чего в историографии произошла путаница, и возникло мнение о двух походах Руси на Константинополь и, соответственно, о двух крещениях.

Характерно, что Повесть временных лет, сообщая о    походе на Царьград князей Аскольда и Дира в 866 г., ничего не говорит о принятии ими новой веры. Поздние русские летописные своды — Хронограф 1512 года, Никоновская летопись и Степенная книга, — опираясь, очевидно, на сообщение ряда византийских историографов о крещении руссов (продолжатель Феофана, продолжатель Георгия Амартола, Георгий Кедрин, Зонара и Симеон Метафраст), отождествляют эти два события.