На Руси известно более 100 франкских мечей. То, что они редко встречаются в погребениях, говорит об их ценности, а не о недостатке, по-видимому, они составляли наследственное владение. Прежде всего, таким элитарным оружием располагали княжеско-боярская среда, старшая дружина и купечество.

Традиционно лезвие изготавливалось уже с перекрестием и навершием, хотя известны случаи переделок мечей на местах. Для рукоятей характерны узоры геометрического характера и лентообразные украшения, выполненные чернью и серебром. Украшение рукояти христианскими символами на Руси не известно. Прямая крестовина на рукояти меча, которая могла ассоциироваться с крестом, характерна лишь для IX—X в., в конце X в. она становится изогнутой (возможно, как считает А. Н. Кирпичников, под влиянием восточной сабли), а в XII—XIII вв. вновь выпрямляется. В более ранний период, когда на Руси явственно ощущалось скандинавское влияние, одним из наиболее украшаемых элементов меча были бутероли — ажурные наконечники ножен, но на них преобладали изображения геральдической птицы.

Однако сами клинки помимо ремесленных клейм и знаков дамаскировки, могли нести на себе надписи религиозного содержания. В 1904 г. швейцарцы A. Лoранж и Р. Вегели установили, что 75 % романских мечей имеют надписи, выполненные инкрустацией из металлической проволоки. В России наиболее авторитетные исследования клинковой эпиграфики принадлежат А. Н. Кирпичникову. Часто, особенно на ранних стадиях клинкового ремесла, здесь присутствуют указания на мастерские. Наиболее крупная семейная марка была представлена мастерской Ulfbert, известны надписи Ingelrii me fecit, Cerolt, Leitlrit и другие.

Однако с середины XII в. имена мастеров начинают исчезать.