Так, храм мч. Тимофея отождествляется с соименным храмом в Довмонтовой стене, Георгиевская церковь — очевидно, церковь вмч. Георгия на Болоте в Острой лавице, Феодоровская церковь, скорее всего, отождествима с той, что находилась в Довмонтовой стене, хорошо известен и Рождественский монастырский храм, перестроенный в 1309—1311 гг. Однако в отношении Леонтиевского храма в средневековом Пскове существует серьезная источниковедческая проблема: исследователи считают, что Средняя редакция Повести о Довмонте — единственный памятник, свидетельствующий о его существовании.

В. И. Охотникова утверждает, что доказательств существования церкви во имя св. Леонтия в средневековом городе обнаружить не удалось, поскольку в псковских летописях нет сведений об этом престоле, и он не упоминается в Писцовой книге Пскова 1585— 1587 гг. По мнению И. К. Лабутиной, в источниках XIV—XV веков также нет каких-либо данных о церквах, посвященных св. Леонтию, а наиболее ранние упоминания о существовании Леонтиевской церкви в Пскове относятся к XVII в. Обратимся к свидетельствам XVII в. В апреле 1636 г. из-под пера псковского воеводы князя Феодора Курского и диака Григория Лукина появляется отписка, сообщающая о бедственном состоянии помещения, в котором находились государевы свинцовая и зелейная казна. Эти хранилища «стояли страшно», поскольку существовала угроза, что «погребные каменные верхние своды отпадут и камень от камени даст искру и от того государевой челейной казне будет поруха». Чиновников беспокоило, как бы «в том нам холопам твоим от государя вы опале не быти». В мае того же года стена, разделявшая погреба зелейной и свинцовой казны, все же «опала», хотя дело обошлось без разрушений и жертв.