Проблема была настолько серьезной, что потребовала вмешательства константинопольского первосвятителя. Действительно, холопство священника ставило под сомнение авторитет его пастырского слова, ограничивало свободу его пастырских суждений и сферу его духовной власти.

Совершенно очевидно, что изначально древнерусское духовенство не составляло отдельного сословия, и его представители включалось непосредственно в ту социальную организацию, к которой они принадлежали по факту рождения или изменения общественного статуса. Сосуществование двух социально-правовых систем, княжеской и общинной, препятствовало формированию самостоятельного сословия духовенства в Древней Руси. Лишь со временем в результате усилий церковной иерархии и княжеской власти, не позднее первой половины XII в., появилось «Правило

о    церковных людях», выводившее древнерусское духовенство за рамки существующей схемы социальных отношений. Оно было включено в Устав князя Владимира Святого о десятине и церковных судах, но мнению Я. Н. Щапова, не ранее 1136—1150 гг. Только здесь духовенство рассматривается как подсудное лишь церковной юрисдикции. Утверждение канонических правил и административно-территориального деления происходило в борьбе против патримониальных норм вотчинного права. Гетерогенные социальные структуры в древнерусском городе, прежде всего в Новгороде, входившие в различные системы городского права, препятствовали созданию однородной церковной организации. Только в конце XIII—XIV в. в результате ослабления на Севере Руси княжеской власти и перехода контроля над сотенным населением в руки боярской аристократии в Новгороде удалось создать регулярную организацию городской церкви в виде 7 соборных округов.