Среди религиозных изображений, которые составляют значительную часть «помеченного» монетного серебра, выделяются связанные как с язычеством, например «молот Тора» на саманидском дирхеме 909 г., так и с христианством. Обыкновенно это четырехконечные кресты, встречающиеся па монетах X века. В одном из кладов, найденных на территории Белоруссии, встречена монета, изображено на которой боевое знамя увенчанное крестом. С христианством определенно связана и часто встречающаяся руна из трех символов, читаемая как gud. Она означает «Бог», именно в значении христианского Бога. Персонажи Вальхаллы обозначались в рунической письменности иначе. Наблюдения за количеством и характером изображений конфессионального характера и связи с хронологией и географией монет дают нам важную информацию о распространении христианства в дружинно-купеческой среде.

Перед исследователями естественным образом истает вопрос о содержательном значении изображений на арабских монетах. Представляется, что это не столько знаки собственности или средство самовыражения владельца, сколько указание на сакральное или социальное посвящение материальных ценностей, связанное с моментом распределения военной

или торговой добычи. Параллельное присутствие на монетах, как религиозных символов, так и княжеских знаков вполне сопоставимо с известной евангельской максимой: «Богу Богово и кесарю кесарево» (Мф. 22:21; Мк. 12:17; Лк. 20:25). В этом смысле христианская и политическая символика на монетах отражает не столько конкретного собственника, сколько намерения владельца, связанные со своеобразной коммендацией своего имущества, выбором сюзерена и верховного собственника.