На это указывает их полусферическая форма, снабженная назатыльником, наушами и козырьком с пропущенной сквозь него косой стрелкой. Макушку венчал небольшой круглый выступ. Особенный интерес представляла кольчуга с косым воротом, который застегивался проволокой, а на вороте крепился металлический крест. В отличие от псковского доспеха, где крест был изначальным элементом воинской одежды, в данном случае христианский символ оказался вторичен по отношению к кольчуге. В это время мы вообще не встретим предметов вооружения, несущих на себе христианские символы. Характерно, кстати, что доспехи были спрятаны именно в сопку. Крестьянским сознанием сопки всегда рассматривались как нечистое место, своеобразное инокультурное пространство, где традиционно погребались заложные покойники. То, что в таком месте оказались, зарыты предметы с христианской символикой, свидетельствует об определенных изменениях воинского сознания на Руси перед началом эпохи Нового времени.

Мы были бы несправедливы к древнерусским христианам, если бы позволили себе рассматривать храм исключительно как вместилище религиозных реликвий или политических регалий. Его основное предназначение — быть местом молитвы — сохранялось в истории всегда. Сейчас стоит упомянуть еще об одном виде молитвы — молитвы неумолкающей, высеченной прихожанином на стене храма. Речь идет о древнерусских граффити. Наиболее известные граффити найдены не только в древнейших русских соборах — Софии Киевской и Софии Новгородской, но и в других храмах — Георгиевском соборе Юрьева монастыря, Спасе-на-Нередице, в Старой Ладоге, Смоленске. Еще недавно целый ряд исследователей пытались рассматривать эти эпиграфические памятники как свидетельство неблагочестивого отношения человека Древней Руси к храму и его сакральному пространству.