Однако не стоит представлять функции милитаризованного общества, каковым в значительной степени было средневековое общество Древней Руси, как «феодальный разбой» или как bella omnia contra omnes. Воинская общественная функция развивалась и осуществлялась по определенным законам исторического поведения, была связана с определенными ритуалами и нравственными нормами и базировалась на конкретных положениях идеологии и ментальности, которые, в условиях христианского Средневековья, были привнесены в общество церковной проповедью и религиозной совестью. Преимущество настоящего исследования видится автору в совместном изучении различных видов и типов источников. Это предусматривает, прежде всего, активное привлечение археологических и иконографических материалов, что позволяет представить изучаемую проблему более объемно и рельефно. На этой основе предполагается не только охарактеризовать эпоху становления идеологии русского христианского оружия, но и продемонстрировать историческую эволюцию отношения древнерусского человека к оружию и воинской службе. В некотором роде настоящая работа является попыткой осветить вопросы этики и эстетики военного дела Древней Руси.

Осудив в начале нашего исследования «идол генезиса», которому поклонялись многие поколения историков, мы, тем не менее, готовы принести ему известную жертву. Однако предполагаемая жертва связана не столько с объяснением, сколько с описанием процесса христианизации Древней Руси, как он происходил во времени и в пространстве. Такое описание позволит воссоздать контекст, который, не подменяя само объяснение, позволит лучше осознать причины появления христианской культуры в ее конкретных формах.