Помимо того, что эти «джентльменские наборы» символизировали собой воинскую культуру руси и степи, они словно взаимно сообщали участникам братания и дарения силу своих прежних хозяев, дополняя тем самым их собственную мощь. Возможно, именно Претич, по предположению Д. А. Мачинского, был погребен под знаменитым курганом «Черная могила» в Чернигове, раскопанным еще в 1872—1874 гг. В данном случае совпадает и география места — известно, что Претич пришел во главе дружины «оная страны», то есть с другого берега Днепра, — и состав погребенного вместе со знатным воином оружия, и время совершения погребения — вторая половина X в. При раскопках были найдены два меча и сабля. Последний атрибут не известен в древнерусских погребениях того времени. Уникальность археологической находки вполне сопоставима с уникальностью зафиксированного летописью события.

Мы видели, что и терминология летописи, и особенности миниатюр однозначно трактуют положение меча во время клятвы — он не воткнут в землю, а лежит на ней плашмя. В таком положении меч оказывается, столь же беззащитен и бесполезен, как и сам лишенный меча воин. Но это своеобразная стартовая позиция. Именно в этот момент наиболее ярко проявляется самостоятельное значение оружия, его сакральная и правовая функция в древнерусском сознании. Выступая в качестве равноправного участника договора и становясь его гарантом, оно оказывается вполне одушевленным и персонифицированным, способным действовать вне зависимости от желания своего владельца. Хазарам меч (несомненно, меч был положен к ногам хазарского военачальника) доказывает потенциальную мощь потомков полян, русы, нарушившие международное право, оказываются под угрозой наказания собственным оружием, гарантия дружбы осуществляется через обладание оружием и доспехами бывшего противника.