Император Лев VI (886—912) обратил особое внимание на русских послов и «пристави к им мужи своя учаше я к вере своей и показующе им истинную веру». Очевидно, что данное сообщение стоит воспринимать в контексте церковной практики X века. В это время еще не существовало, каких бы то ни было «экскурсий» по храмам. Поэтому событие должно пониматься как указание на оглашение, катехизацию, приобщавшее послов к христианству как катехуменов. В свете предлагаемого понимания текста совершенно по-иному выглядит сообщение ряда арабских авторов (Ал-Марвази, Ауфи) о принятии русами христианства в 300 г. хиджры (912 н. э.).

В дальнейшем события христианизации вновь связываются с военно-дипломатической активностью руссов. Договор 945 г. Руси и Византии впервые упоминает о присутствии христиан среди высокопоставленных киевских руссов, многие из которых были варягами. Именно с этой киевской общиной и должен быть связан храм в честь св. пророка Ильи, стоявший над «Ручаем (Почайной — ?), конец Пасынче беседы», который традиционно локализуется на месте Ильинского храма в Киеве XII в. Христиане на Руси упоминаются и в правление княгини Ольги, которая сама приняла христианство в результате дипломатической поездки в Византию и имела личного священника. Даже при отрицательном отношении ее сына князя Святослава к новой вере некоторые представители его ближайшего окружения и княжеской дружины принимали крещение. В целом же именно в 960— 970 гг. в русской истории можно наблюдать некоторый «языческий ренессанс», причем именно в военно-дружинной среде. Возможно, это было связано с

пополнением дружины непосредственно выходцами из Скандинавии, которые принесли с собой архаичную северную мифологию.