Все эти характеристики выявляются при сравнении с усадебными комплексами Софийской стороны, исследованными на Неревском и Троицком раскопах. Они характеризуются совершенно иными параметрами: значительные размеры усадебных дворов (1000— 1200 кв. м), стабильность межусадебных границ, застройки и планировки, наследование городских дворов представителями известных из летописи боярских родов Новгорода, значительное количество предметов христианского культа из цветных металлов, присутствие на усадьбах элитных вещей, являющихся христианскими святынями, и факт традиции их длительного использования, иногда на протяжении более чем 150 лет.

Таким образом, сотенное население Новгорода в своем быту, похоже, демонстрировало своеобразный «аскетизм» повседневной религиозной культуры, который характеризуется редким использованием предметов личного благочестия из цветных металлов и вещей, связанных с элитной культурой своего времени. Культурное, социальное и экономическое содержание этой характерной черты раскрывается перед нами в количестве и качестве христианских древностей, представленных предметами личного благочестия. Мы затрудняемся определенно обозначить причину, объясняющую именно такой типовой состав христианских древностей на усадьбах, связываемых ними с сотенным населением древнерусского города. Однако экономические причины, хотя и представляются существенными, не могут служить единственным объяснением, поскольку на усадьбах торговой стороны и в ранний период их истории все же встречаются престижные и дорогостоящие вещи. Одним из возможных объяснений может быть социальная мобильность этих групп населения, порождавшая определенный тип культуры, не нашедший репрезентативного отображения в культурном слое.