Основа этого процесса, как нам кажется, лежит в области замещения христианских образов религиозной риторикой и связана со своеобразным «перетеканием» христианства из области культуры в область идеологии.

Впрочем, развитие христианской традиции украшения церемониального оружия и престижных предметов в зрелом Средневековье можно найти к северу от баррикад, разделявших демократию и авторитаризм в Московской Руси, однако и здесь можно усмотреть знамения новой эпохи. Речь пойдет о рогатине князя Бориса Александровича Тверского (1425—1461)

Это оружие — стальное тяжелое навершие с восьмигранной втулкой, на которую набиты тонкие пластины серебра с выгравированными жанровыми сценками, — имеет по верхнему краю втулки надпись: «рогатина великого князя Бориса Олександровича». Здесь представлено восемь сцен:

1.   Юноша в рубахе выше колен стреляет из лука в волка, стоящего на задних лапах; над волком изображена птица;

2.   Юноша в кафтане с орнаментированным оплечьем простирает руки к женщине в короне и в богатом длинном одеянии; женщина жестикулирует;

3.   Полуобнаженный человек в струпьях сидит на скамье с резными ножками, к нему подходит группа полуобнаженных людей, несущих деревянное ведро;

4.   Человек в короткой одежде сидит на скамье, протягивая руки вперед, к нему обращен другой человек, держащий в руке шайку;

5.   Молодой охотник вонзает рогатину в пасть зверя, выходящего из земли; над зверем ветвь дерева;

6.   Человек в короткой одежде подносит потир другому человеку; над головой подносящего изображена парящая в воздухе человеческая голова;

7.   Полуобнаженный человек подвешен за руки к кольцу, другой человек в одежде держит первого за руку, третий бьет висящего кнутом;

8.   Сцена борьбы; один из борющихся обнажен, другой полуобнажен.