Но в этих случаях, судя по контексту летописных известий, клирики выполняли свои непосредственные функции религиозного характера. Однако русская история сохранила для нас известия и иного рода.

В 1343 г. псковичи были вынуждены защищать свой пригород Изборск от нападения со стороны орденских рыцарей. Священник церкви св. Бориса и Глеба на Петровской улице Руда, участвовавший в битве, в самый драматический момент, бросив свой доспех и оружие, прискакал в Псков, посеяв тем самым панику среди горожан. Правда, в конце концов, псковичи выиграли это сражение. Помимо факта участия священника непосредственно в боевых действиях с оружием в руках, любопытно и то, что в летописи он назван «Лошаков внук». В псковской истории этот род хорошо известен. Он занимал лидирующее положение в политической элите псковского общества и во второй половине XIII—первой половине XIV в. Смолиг, брат Антона Лочкова, муж-псковитин из дружины князя Довмонта, погиб в битве на Двине в 1266 г. Есиф Лочкович, скорее всего, брат Антона и Смолига, в 1340 г. был отправлен псковским послом в Витебск к князю Ольгерду. Поп Руда также мог Сарайку с ближней дружиной взяли в плен. 31 марта 1375 г. князь Василий Дмитриевич, сын нижегородского Дмитрия Константиновича, отправляет свою «гвардию» в Нижний, дабы «Сарайку и дружину его розно развести», а по другой летописной версии — попросту «убити» его. Вряд ли сегодняшние «новые русские» изучали древнерусский язык, но термин «развести» прочно вошел в лексику современной политической и криминальной тусовки, что свидетельствует не столько об историческом преемстве, сколько об идейной близости и схожем настрое дружины и бригады.