Вот характерный эпизод. В 1152 г. князья Изяслав и Владимир пошли войной на угорского короля, целью их боевой операции было взятие Перемышля. Войска княжеской коалиции подошли к городу в воскресенье: «бе бо день неделя». Однако, придя под стены крепости, князья были обескуражены, так и не увидев боевых порядков противника. Только в понедельник король, наконец, поднялся в поход, «встал» со своим войском навстречу неприятелю. Летописцу, как и, очевидно, всем его современникам, была понятна причина такого странного промедления: «королеви же по своему обычаю не въста нигде в же в неделю». Иными словами, католическому государю Венгрии были известны рыцарские заповеди «Божьего перемирия», в том числе и та, которая предписывала воздерживаться от военных действий и боевых походов в воскресные дни ради святости этого еженедельного воспоминания Пасхальной радости. Но, несмотря на известность этого факта в русской культуре, ниоткуда не следует, что этому правилу здесь следовали. Русским отрядам, которые, по выражению хроники, «на всех местах честь свою взимали», было решительно все равно, когда они вступали в бой с противником — в воскресенье или в другой праздничный день церковного календаря. Иными словами, традиция воскресных перемирий, вполне христианская в своих основаниях, была совершенно чужда христианской Руси. Точно так же во время похода 1157 г. на Владимир-Волынский князья Юрий и Владимир Андреевич приступили к городу и окончательно осадили его в воскресенье.

Пренебрегая уважением воскресного дня, древнерусские воины, тем не менее, умели «наблюдать времена и лета». Традиционно принято считать, что подразделение военных кампаний на зимнюю и летнюю в качестве своей мотивации имеет лишь природно-погодный фактор. Именно в эти сезоны года передвижение войск оказывается наиболее благоприятным вследствие отсутствия весенней и осенней распутицы.