В настоящее время отечественная наука вынуждена вновь вернуться к известной теории «торгового происхождения городов на Руси», принадлежащей В. О. Ключенскому и основанной на таком подходе теории «двух аристократий». Известные по летописным сообщениям конца X в. «старцы градские» — образовавшаяся от купечества военно-промышленная аристократия торгового города, не связанная с родоплеменной старшиной, изначально отличалась от княжьих мужей — бояр. С привнесением в городскую жизнь варяжской княжеской власти установилось социально-политическое тождество местной городовой торговой знати и княжеских дружинников в форме боярского сословия. Однако появившаяся со временем земельная собственность ценность княжьих мужей вновь противопоставила их городскому обществу с его торговым капиталом. Выводы, к которым пришел исследователь, стали хрестоматийными: «аристократия капитала» возглавила городские миры, а «аристократия оружия», проникавшая в деревню, во главе с князем скользила по поверхности этих миров. Однако именно с аристократами меча и зависимым от них населением связано, по мнению С. М. Соловьева, «новое военное действие» на сотни и тысячи в городах, независимое от родовой старшины. В дальнейшем мнение о связи древнерусских сотен, децимарной системы населения вообще, преимущественно с князем и его юрисдикцией будет преобладающим. А. Е. Пресняков обратил внимание на то, что сотни, будучи типично городским учреждением, отличаются от других групп городового населения. При этом сотни противостоят боярству, консолидировавшемуся из различных по происхождению групп земской и околокняжеской элиты. Лишь в результате ослабления княжеской власти руководство сотенным населением Новгорода и Пскова перешло в руки боярской аристократии.