Характерно видение миниатюристом XV века религиозно-культурного характера столкновения русских и половцев, как оно представлено в Радзивилловской летописи. События «полка Игорева» (1186) изображены им следующим образом. Удачное начало похода представлено сценой пленения князем Игорем и его войском «половецких веж». Дружинное знамя русских в этой сцене — красный («червленый») треугольный вымпел. Его венчает крест, утвержденный на древке (л. 232 об). На следующих миниатюрах, изображающих успехи половецкого войска, принадлежащее ему знамя имеет ту же форму, но увенчано полумесяцем рогами вверх (л. 233), хотя ни о каком исламе у половцев нам не известно. Очевидно, в восприятии конфессиональной принадлежности степняков преобладали современные миниатюристу представления о противостоянии христианства и мусульманства.

Размещение участников событий также представляется немаловажным. Русские традиционно изображены слева, половцы справа. Следовательно, в соответствии с принципами прочтения текста, «своя» дружина оказывается первичной по отношению к противнику. Такая приоритетная последовательность однажды играет с художником злую шутку. В сцене разгрома и пленения половецкого войска хана Кобяка дружинами князя Всеволода (л. 232) иллюстратор поменял противников местами: половцы изображены слева, а русские справа. Но стереотипы диктуют изображение половцев справа! Только так можно объяснить загадочное сочетание на древке знамени креста и полумесяца, а также изображение на самом половецком стяге четырехконечного креста. То, что крест изображен не на древке, а на знамени, обусловлено исключительно местоположением рисунка: древко упирается в летописный текст, и изображению просто не хватило места. Очевидно, миниатюрист, традиционно располагая враждующие стороны, перепутал символику.