Именно этой социокультурной анархией и обмениваются факты многократного крещения викингов в европейских монастырях, отмеченные западными хрониками, что неизвестно в Древней Руси. К тому же историографической оценке обряда «неполного крещения» как компромисса способствует и интерпретация его скандинавскими сагами, которые оказались кодифицированными уже в рамках христианского общества, не знавшего продолжительного катехумената-оглашения.

Сложению особой культуры христианизируемого общества могла способствовать и специфика миссионерской проповеди этого времени. Массовой христианизации славянских княжеств предшествовало обращение к новой религии высших слоев общества. Знать нуждалась в новых поведенческих нормах, она была наиболее подготовлена к принятию новой системы ценностей и монотеистической религии, более гибкой, ориентированной на социально активную личность, проникнутой духом новизны и разрывом с этническим патрикуляризмом. Именно эта часть славянского общества оказывалась, более подвержена любым духовным и культурным трансформациям, заимствуя от более развитых обществ элементы материальной и духовной культуры. Именно к этой знати и была в первую очередь обращена миссионерская проповедь, и успех или неуспех христианства на данной территории зависел от того, насколько активно социальная верхушка принимала христианство. Христианство распространялось сверху вниз от княжеского двора через местную знать к широким кругам населения.

Примечательно, что в миссионерской практике существовала традиция гибкого, терпимого отношения к неофитам, характеризующегося компромиссами и определенными уступками в области христианского права.