Упоминается о существовании пресвитер при княгине Ольге в 957 г. «Свой презвутер» был у князя Бориса, когда тот, будучи участником похода князя на половцев, совершал предсмертное богослужение.

Вообще же особый статус связанного с князем духовенства, прежде всего городищенского, хорошо прослеживается еще и в XIII веке, в частности в области его материального обеспечения. «Докончание» Новгорода с князем Ярославом Ярославичем 1268 г. требует, в частности, чтобы князь вернул село Хотуничи бывшему владельцу — Кириллу. Выясняется, что спорное село было передано духовенству храма св. архангела Михаила на Рюриковом Городище. Наиболее характерным моментом этой части «докончания» является причина такого возврата: «а городским попом не пошло дани имати на новгородском погосте, вдаи опять». Для нас принципиально важно, что «городищенские» попы оказались противопоставлены «новгородским погостам». Иными словами, обеспечение княжеского духовенства не могло осуществляться за счет доходов самого Новгорода; князь должен был изыскивать для этого собственные ресурсы. Подобная социально-экономическая дистанцированность духовенства, совершавшего богослужения в княжеских церквах на Городище, очевидно, была порождена его определенной экстерриториальностью по отношению к самому Новгороду и его церковной организации. В области церковной юрисдикции это могло проявляться в канонической независимости от местного архиерея.

В самом Новгороде даже в конце XII в. мы встречаем сообщения о присутствии духовенства среди участников военно-торговых экспедиций, в моей руке меч, днем — перо и книги». Стоит вспомнить, что в 861 г. Папа Римский Николай напоминает клирикам о запрете носить оружие. Мы уже знакомы с фактами участия духовенства в военных походах князя Бориса Святого, Яны Вышатича, Владимира Мономаха, новгородского воеводы Ядрея.