Учитывая, что в X веке христианская миссия в Норвегии была связана преимущественно с Англией, неудивительно, что это древнее изображение быстро было заимствовано культурой викингов. Такие кресты известны в памятниках Скандинавии конца X—XI веков. Именно с викингами оно и попало на Русь, став символом новой дружинно-христианской культуры. Возможно, кто-то из двух конунгов — Олав Трюгвассон или Олав Шотконунг — и был тем человеком, который привнес в древнерусскую культуру распятие такого типа.

О связи нового типа нательных крестов преимущественно с дружинной культурой говорят закономерности, проистекающие из географии их находок. Обращение к карте дает нам представление о некоторых изменениях в процессе распространения христианства. Значительная часть распятий сосредотачивается в древнерусских городских центрах, которые связаны уже с новой системой государственной власти рубежа X—XI вв. Это Новгород, Псков, Киев, Старая Рязань, Новогрудок. Единственный экземпляр связан с Тимеревским селищем и отмечает финальную стадию существования торгово-ремесленных поселений. Наиболее примечательны находки распятий в сельских погребениях Древней Руси (Рог, Саки, Христово, Гочево, Орехово, Шапчицы, Колодезная, Глинники). В этом видится принципиальное изменение географии распространения христианизации, увеличение ее масштабности, проявившееся в переносе центра тяжести христианизации из города в село, в среду земледельческого населения Древней Руси. Однако именно ко второй половине XI в. может относиться процесс активного формирования земельной собственности княжеских дружинников, превращение их в «аристократию земли» и перемещение из города в село.