Помимо терпимого отношения к социальному окружению, еще исповедовавшему язычество, такой областью оказывалась сфера брачно-семейных отношений, когда приходилось согласовывать нормы церковного брака с традициями, существовавшими в среде местной аристократии. Такая уступчивость сменялась требованием тщательного выполнения христианских норм, что отмечалось самими поращаемыми. Практика уступок облегчала славянской знати переход к новой системе ценностей. Возможно, определенную иллюстрацию к этим особенностям раннехристианской культуры в Древней Руси мы можем видеть в области погребального обряда Киевского государства X в. Ряд погребений христианского облика и даже сопровождающих и христианской символикой содержали, кроме захоронения воина, еще и женское захоронение. Подобную особенность исследователи, в частности С. С. Ширинский, отметили и для погребального обряда Великой Моравии IX в. Очевидно, главное требование миссионерского духовенства, связанное с отказом от кремации в погребальном обряде, было соблюдено полностью. Так дружинная культура уживалась с первыми ростками новой религии.

Очевидно, еще одним направлением миссионерской деятельности, где были возможны определенные уступки ценностям, сформировавшимся в дохристианскую эпоху, была тема оружия и воинского героизма. Принято считать, что лишь показ миссионерами племенной элите героической и мужественной стороны христианства, объективной способности обеспечить принявшему его народу военные победы и господство над соседями обеспечил проникновение новой веры к новым народам. Для этого христианству пришлось вобрать в себя традицию местного героического эпоса, языком которого и была рассказана Священная история.