Осознавали ли смысл этих надписей воины Древней Руси, культура которой не владела латынью? Вот характерный пример. Из 100 известных сегодня науке предметов высокохудожественного европейского импорта в Древней Руси XI—XV вв. 55, т. е. более половины, — предметы литургические, большинство из которых датируются временем до XIII в. Это цибориумы, эмальерные иконы, водолеи, романские по форме потиры, реликварии, распятия, лжицы, колокола, витражи, литые подсвечники и другие. В то же время в древнерусскую архитектуру, преимущественно во Владимиро-Суздальской Руси, активно проникают элементы европейского зодчества: перспективные порталы, аркатурно-колончатые фризы. Осознанное включение предметов литургической культуры латинского обряда в сакраментальную жизнь Древней Руси свидетельствует о понимании русичами сакрального значения этих предметов. Полагаем, что мы вправе сказать то же самое и в отношении религиозных аббревиатур, нанесенных на европейские мечи, имевшие хождение на Руси. Предположительно они осознавались их владельцами как имеющие христианское значение.

Значительно меньше в христианской культуре Древней Руси повезло копью, несмотря на то, что в символике воинских ритуалов и военной идиоматике ему отводилось особое место. Письменные источники фиксируют, что бой начинался именно копьем, лишь после этого в ход шло другое оружие. В летописи встречаются выражения «взять град копьем, добыти копьем». Значимым моментом битвы считался эпизод, когда князь «изломи копие свое в супративном своем». Копье, стоящее у княжеского гроба, было не только знаком скорбного караула, но и зримым показателем количества дружинников, оставшихся верными почившему князю и его роду. Однако у нас нет археологических свидетельств об украшении копья на Руси христианской символикой.