Последняя сложная фраза переводится как «Во имя Матери Иисуса Матери всемогущего Бога, во имя Господа вселенной Иисуса Христа всемогущего, креста, Девы Матери. Во имя Господа вселенной Иисуса Христа Господа нашего» (XIII—XIV вв.).

Подобные религиозные надписи, представленные более чем 100 вариантами различной сложности, встречаются вплоть до XIV в. включительно. Риторический смысл надписей — постоянный рефрен, усиливающий мощь произнесения Божьего имени и его предикатов через частое повторение. Такая «антифонная» перекличка по сути молитвенных призывов имеет лишь один источник — литургическую практику Средневековья. Действительно, уже первые исследователи клинковой эпиграфики обратили внимание на то, что сакральные аббревиатуры на клинках находят практически полное отражение в богослужебных ритуалах латинского обряда, связанного с посвящением в рыцари и благословением оружия.

Богослужебные книги латинского обряда, созданные на территории Германии (скрипторий Санкт-Альберта в Майнце, 950—964), уже со второй половины X века содержат молитвы на освящение знамен (Ьепе- dictio vexilli bellici) и оружия (benedicto ensis). Если ранее употребление в этом случае псалма 44: «Препояши меч твой по бедре твоем, Сильне» имело отношение лишь к ритуалу королевской коронации, то с этого момента он становится основой обряда посвящения в рыцари, который окончательно формируется в XII—XIII вв. Такое формирование рыцарской культуры с соответствующим литургическим последованием и могло привести к массовому появлению священных аббревиатур на клинках мечей. Впрочем, в известных литургических формулах благословляется не оружие само по себе, но присущая ему функция обороны вдов и сирот, вкладываемая в руки того, кому читаются эти благословения.