В любом случае, выявленная особенность составляет характерную черту богословия и религиозной ментальности в Древней Руси и должна быть принята исследователями во внимание, особенно в связи с представлениями средневекового русича о роли и помощи Церкви как Тела Христова в ратном деле.

Осмысление городских храмовых посвящений и реликварное значение оружия, помещенного в храмовое пространство, характерное для Древней Руси, необходимо отличать от их смысла и функции в эпоху позднего Средневековья и Нового времени. Некоторые монастыри просто превращаются в государственные военные арсеналы, а это свидетельствует о том, что крест окончательно поставлен на службу вооруженному государству, в отличие от древнерусской эпохи, когда меч был подчинен ему. Наиболее известен арсенал Кирилло-Белозерского монастыря 95, о приобретении которым оружия упоминается уже в 1581 г., когда старец Пахомий в Нижнем Новгороде покупает ружья и порох. В 1611 г. сооружается специальный чулан в «оружничью службу» и упоминается специальный «оружничьий стрец». Еще ранее, в 1580—1590 гг., была построена каменная крепость, в которой к 1621 г. было 35 пушечных орудий.

При царе Алексее Михайловиче в 1653—1682 гг. вокруг монастыря строится Новый Город. К 1668 г. здесь насчитывалось 80 пушек, 303 пищали, а также холодное оружие: 129 сабель, 93 доспеха, 61 топорик, 24 копья, 68 бердышей, 12 рогатин. Монастырская опись 1688 г. свидетельствует, что обновление оружия происходит одновременно с переустройством крепости. Лишь к началу Петровской эпохи арсенал Кириллова приходит в серьезный упадок. В 1695 г. здесь насчитывается 70 топоров ветхих, 60 шишаков и шеломов, 70 панцирей ветхих и 10 лат ветхих.