Такая этимология нам представляется в значительной степени народной по своим истокам и вторичной по происхождению. Очевидно, это произошло в связи с тем, что практика primo signatio как возложения креста и символа «неполного крещения», была не только первым и впечатляющим шагом вступления в Церковь, но, возможно, в силу ряда исторических причин, оставалась и последним шагом. Эпизодичность контактов представителей Древней Руси и Северной Европы с Византией во время военных походов, торговых предприятий и дипломатических миссий не способствовала прохождению полного цикла оглашения и наставления в новой вере. Возвращение людей, получивших «неполное крещение», в прежнюю языческую среду не способствовало дальнейшему укреплению христианской веры в их жизни. Многие из них до конца жизни оставались некрещеными христианами. Такая ситуация формировала особую раннехристианскую папскую дружинную культуру.

Имеете, с тем было бы неправильно рассматривать мрак гику катехумената как мифический ритуал «предварительного крещения», который допускался язычником как сознательный компромисс между собственной совестью и требованиями христианской культуры. Оглашение и primo signatio были органичной частью восточно-христианского ритуала и соответствовали нормам канонического права и исторического мнпания. Нет смысла обвинять древнерусских христиан в своеобразном лукавстве, тем более что русской истории не дают для этого никаких имитаций. Более того, обращение русичей в новую меру сопровождалось поступательным образованием иной государственности и раннесредневековой народности, что значительно отличает восточно-европейскую духовную ситуацию от анархии, царившей в скандинавском обществе, которому было еще далеко до кристаллизации национально-государственных структур.