Перед службой часов Великого пятка оно вносилось в храм, где совершалось каждение, и исполнялся специальный тропарь в честь копия. После чина часов совершалось поклонение реликвии, и копие так же торжественно относилось во дворец. В условиях, когда подобных святынь в древнерусских кафедральных соборах не было, а потребность уподобить богослужебный устав Древней Руси византийскому в силу Imitatio Regni Byzantinorum все-таки существовала, и появилась идея заменить поклонение святому копью поклонением местным реликвиям, среди которых главенствующее место занимали мощи святых. Однако, в силу исторической справедливости, стоит отметить, что поклонение святыням и в Иерусалиме, и в Константинополе, судя по всему, не сопровождалось водосвятием и омовением святыни.

Общественная жизнь Древней Руси эволюционировала не только путем включения в нее не известных ранее инноваций, но и через утрату традиционных агиологических приоритетов. Именно на Московскую эпоху приходится закат культа святых князей Бориса и Глеба. Если на Куликовом поле они еще представляются русскому сознанию помощниками в ратном деле, то в 1571 г., перед разорением Москвы во время набега Девлет-Гирея, конный образ братьев служит в видении инока Рождественского монастыря Антония лишь грозным предупреждением о надвигающейся беде. Постепенное угасание почитания святых братьев может объясняться не только изменением религиозного менталитета эпохи, но отчасти и сознательной политикой московских Рюриковичей. Уж слишком разительно отличалась братоубийственная политика потомков Даниила Александровича от идеала, завещанного святыми братьями, уж очень походили они в образе своих действий на сына двух отцов — Святополка окаянного.