Такое четкое разграничение двух анклавов духовенства поднимает важную историческую проблему о возможном сосуществовании в древнерусской церкви различных независимых друг от друга иерархий.

На этом фоне отношения дружинной организации и древнерусской Церкви еще более усложняются. Представление о том, что после Крещения Руси «греческий священник с крестом стал сопутствовать дружине в походах и ее ратных делах», стало в достаточной степени хрестоматийным. Однако это предопределение не исчерпывает всей многогранной сложности взаимоотношений. Необходимо учитывать особенности социальной структуры древнерусского общества, которые отразились и на его военной организации, и связь этой организации со структурой церковной. Одно из немногочисленных сочинений о статусе и структуре дружины, сопровождаемое богатым обзором историографии, принадлежит А. А. Горскому. Дружина представляла собой особый социальный слой военно-служилой знати, концентрирующийся вокруг князя. Этот слой был характерен преимущественно для переломных периодов, в эпоху перехода от одного общественного устройства к другому. Формирование дружины, согласно С. М. Соловьеву, совершалось на основе, противоположной земщине, здесь сословное начало преобладало над родовым. На определенных этапах очевидна связь дружины с варяжским, наемническим элементом, что, в свою очередь, влекло формирование «двух аристократий» — земского и княжеского боярства. В этом же смысле и надлежит различать упоминаемых в русских источниках «дружину» и «воев».