В первую очередь перед нами встает проблема упоминаемого в источниках «неполного крещения». Этот термин встречается в скандинавских сагах. В связи с этим ряд современных исследователей (В. Водофф, Л. Мюссе, Д. Оболенский) считают этот обряд исключительно скандинавским, не имеющим аналогов в Восточной Церкви. Известно, что Торольв и его брат Эгиль, отправившись на службу в Англию к королю Адальстейну Благочестивому (924—940), получают от него предложение принять «неполное крещение», что они и делают. Сага поясняет, что «это был распространенный обычай у торговых людей и у тех, кто нанимался к христианам, потому что принявшие неполное крещение могли общаться и с христианами и с язычниками, а веру они себе выбирали ту, какая им больше понравится». Однако Олав Трюггвасон, путешествуя в Византию, тоже принял primo signatio от епископа восточного обряда еще до своего крещения в Ирландии на островах Сюллинг. Обряду primo signatio предшествовало или совпадало с ним по времени «открытие имени Иисуса» и «обучение вере».

Этот обряд вполне сопоставим с практикой восточного катехумената и ритуалом primo signatio, являющимся составной частью оглашения, предшествующего собственно Таинству крещения. Первое ознаменование, иначе consignatio, предполагало осенение крестом приступающего к крещению перед началом огласительных молитв и таким образом вводило язычника в Церковь, причисляя его к официально существующему разряду «некрещеных христиан». В Западной Церкви институт катехумената и сам чин оглашения практически перестают существовать уже в Каролингское время. Но для Византии это было актуально вплоть до развитого Средневековья. Очевидно, что только в свете этой традиции можно непротиворечиво решить вопрос о месте и времени крещения князя Владимира.